Category: животные

mult-pin-ap

Сдергоумка

Эту кошку брали на выставке от хороших производителей. В паспорте у нее написано такое имя, что многие королевы просто удавятся от зависти: что-то там Ангелика Мария Целеста фон Александра Джорджия Остап Сулейман Берта Мария Футенбах. Дома ее зовут Андромедой, коротко — Меда. Но чаще — сдергоумка.



Collapse )
mult-pin-ap

Не танцуй с черепахами. Продолжение.

— Волки! Волки! — мрачный и длинный, как день без завтрака, бурильщик орал дурниной с наблюдательной вышки, игнорируя микрофон.
— Где? — капитан нервно огладил кобуру на бедре, затем вынул из кармана коммуникатор.
— Девятнадцатый участок! — бухнуло с высоты.
— Ван, сообщи своим дежурным — пусть закроются в вагончике, — сказал Леонид рифлёной коробке. В коммуникаторе затрещало, заулюлюкало, затем спокойно отозвалось: — Уже, начальника.
Хариш отряхнул жилет, поправил падающий на глаза цветастый хвост чалмы.
— Хочешь прогуляться перед сном, капитан? — спросил он.
— Зачем? Парни у Вана хорошо выдрессированы, на рожон не полезут. А наши драндулеты слишком ажурны, и в щели могут набиться не только сквозняки. К тому же, я не склонен мечтать, что шапка с кокардой сделала мое мясо невкусным для песчаных волков.

Collapse )
mult-pin-ap

«Мера огня»

Иногда я пишу фантастические рассказы. Иногда их даже берут в печать.



Этот рассказ выходил в украинском журнале «РБЖ-азимут» и в американской «Чайке». В «Полдень. XXI век» мы с ним не успели — «Полдень» внезапно закончился.
Пусть теперь и тут полежит.
-------------------------------------------------------------------

Мера огня

Раклен громко скрежетал суставами. Шепча себе под нос проклятия, он осторожно переступал коровьи лепешки. Конечно, вреда от них никакого не будет, но лучше уж чистить ступни от болотного ила: по крайней мере, после болота пустят ночевать под крышей.

— Эй, механиз! — крикнули ему со стерни. — Шагай быстрее, пока староста не увидел. Нам огня сейчас не треба.

— А работы для меня у вас нет? — с надеждой спросил Раклен.

Крестьяне заржали, словно услышали добрую шутку.

— Ты, механиз, проваливай — видишь, урожай собрать надо. И подальше лапищи ставь, еще хлеба помнешь.

— Я новостей много знаю, — упрямо сказал Раклен, — неужели не интересно? Вот в городе указ издали...

— Вали, вали, гроб железный! — посмеиваясь, сообщили ему. — Некогда нам тут лясы точить. Занятые мы.

Раклен обиженно развернулся и побрел к озеру. За ним ему обещали другое село, побогаче, — авось там удастся добыть смазки и отдохнуть. Неделя пути по полям даже для кибера утомительна: Раклен слышал, как в брюхе при поворотах шестерней скрипел песок, и видел, во что превратилось покрытие на ногах — решето, а не защита. Первый же дож­дик превратит конечности в ржавое железо.

Collapse )
mult-pin-ap

Здравствуй, мама! Пишу тебе из горящего танка...

В городской квартире жили две дамы. Слегка «зазо», голубых кровей, клинические интеллигентки.
Пожалуйста — мерси, премного благодарна — низко кланяюсь, не соблаговолите ли пройти... Сорок книксенов за отдавленную мозоль, сто — за разбитую чашку.
Исключительное понимание и невмешательство в личную жизнь друг друга. Полный дом еды. Дамы толстели и скучали. Если бы не особый случай...

Сильные мира между собой, совершенно не интересуясь иными мнениями, взяли и договорились. О том, что жиличкам придется приютить кой-кого на время в своей квартире. Так у всех иногда бывает, причем, совершенно внезапно. Тетя Света с мужем из Бишкека на уик-энд, приехали за шнурками к чешкам, живут четыре недели, весь пол в матрасах и родственниках. Чем ближе тело к двери, тем степень родства слабее. Маленькие военные учения в рамках одной жилплощади. Проверка голосом крови и толерантностью. А тут совсем чужая дамочка.

Неприятно, конечно. Особенно тот факт, что кто-то позволяет себе решать за других. Но терпимо. Случай особый, да и не век мучиться. Зачтется когда-нибудь. Карма, опять же, вся в арифметических знаках. Если бы не одно обстоятельство: подселенка оказалась деревенской бабешкой, даже, скорее, девкой еще, но с приплодом. И по младости, или по материнству, но случился конфуз — гостья решила, что весь мир вращается только вокруг нее. Сильные мира, городское жилье, две, прости господи, толстые старые дуры приседают, как макаки. Девчонка решила себя поставить — так, чтобы ни у кого сомнений не возникало, кто здесь намазан блендамедом. Было много мата. Был мордобой с выдиранием волос. Вой и визги при каждой встрече в коридоре.

Collapse )
mult-pin-ap

Про разницу и про ткани. Мужчинам не читать.

Мне всегда казалось, что способность различать ткани получают с молоком матери, и уж девочкам это объяснять точно ни к чему. Это у мальчиков голова другим забита. Ан нет, жизнь показывает удивительные кренделя, и довольно часто оказывается, что умение распознавать ткани – знание сакральное, и простым людям не доступное. Нечто вроде «куплю оверлок, хоть узнаю, что это такое».

Оверлок, кстати, это краеобметочная машина, иногда со стачиванием (шовчик такой, как на мужских рубашках внутре — и не сыпется, и не распадается). И слова «оверложить, оверлочить, оверловать» — оне ругательные, правильно «обметать» и более никак. У меня, на что уж морально стойкой, и то морда лица перекашивается от различных «оверложных» версий. Но это лирика.
Collapse )