July 23rd, 2013

mult-pin-ap

Не танцуй с черепахами


Картинка взята здесь

Сегодня вместо натюрморта опять будет много букв. В самом деле, что такое фотография: посмотрел полминуты и всё. А текст все ж таки кто-нибудь смелый до конца осилит. ЖЖ, кстати, не осилил, пришлось на две части разбивать.

Не танцуй с черепахами

Пожелтевший пластик изгороди громко сипел на ветру. На фоне стеклянных куполов, припылённых, но всё ещё блестящих, импровизированный забор из кусков обшивки, старых коробок и обрывков проводов смотрелся как помоечный кот в королевской зале. И растения в огороде такие же — серые бутыли стволов, кривые ветки, вместо листвы не то грязная паутина, не то очёсы шерсти.
Капитан брезгливо сморщился, разглядывая длинный осклизлый корешок:
— Ты, Люся, не обижайся… — он покрутил в пальцах странную «морковку» и вздохнул, — Придется Мишку связать, чтобы эту дрянь ему скормить. Нет нормальной таблетки?
Девушка обиженно замотала кудряшками.
— Я доверяю, но сама знаешь, — буркнул капитан, — парень-то с норовом.
Худенькая испанка всплеснула руками — мол, не моя печаль — и отвернулась к грядкам. Как чистенькой городской девочке удавалось растить на пустынном Челисе свои чудовищные травки — загадка для всей общины. Почвы, в привычном для Леонида Крамера понимании, на планете не было. Только плотный пояс из базальтовой смолы, немного гранита и бескрайние поля песка, шипящие, как погремушка на хвосте змеи.
— Люся!
Девушка подняла голову и вопросительно кивнула.
Почесав зудящую, шелушащуюся кожу обожженных щек, капитан буркнул:
— А не потравишь парня? Он, конечно, не образцовый джентльмен, но всё-таки человек.
Девушка негодующе тряхнула головой: запах странных духов мягко коснулся Леонида и встревожил обоняние. На тонкой шее врача глухо звякнули сероватые бусинки.
— Что за… аптекой пахнет, — возмутился капитан, делая шаг назад. Свободная рука искала несуществующую пуговицу на вороте холщовой туники. Не найдя привычной детали, Леонид ощутил раздражение.
— Сними эти цацки, бога ради! Воспитанные леди не надевают колье из платины, когда собираются пропалывать… А это что? — Леонид возмущенно отдёрнул руку от качающего куста, утыканного длинными колючками-стилетами. — Подвид бесстрашной заячьей капусты? Дерево-ассасин?
Лусия Фернанда фыркнула, как породистая лошадь, и показала весьма красноречивый жест. Немота девушке не мешала доносить мысли коротко и доходчиво. За такую комбинацию пальцев любой буровик схлопотал бы затрещину и парочку сверхурочных дежурств.
«А перед девчонкой, выходит, робею? — усмехнулся про себя капитан, потирая кончиками пальцев теплую, как стенки реактора, бляху ремня. Знак атомиума на латуни истёрся, контуры едва угадывались, но ракета, пузатая и карикатурная, была по-прежнему ощутима. — Или боюсь обидеть человека, у которого хоть что-то на этой проклятой планете получается хорошо?»
Он снова покрутил в пальцах корешок, зачем-то понюхал и решительно сунул в нагрудный карман.
— Ладно, Люся, я тебя понял. Но мой тебе совет: составь список недостающих лекарств. Закажу, когда будет оказия. А то твои питомцы кого хочешь приведут в священную ярость.
Крамер потрогал качающиеся ветки. Морок, а не садик. Может быть, когда Ван доделает своих «черепах», это место обретет гармонию. Хоть что-то завершённое останется на планете.
Только бы Ван успел.

Collapse )

mult-pin-ap

Не танцуй с черепахами. Продолжение.

— Волки! Волки! — мрачный и длинный, как день без завтрака, бурильщик орал дурниной с наблюдательной вышки, игнорируя микрофон.
— Где? — капитан нервно огладил кобуру на бедре, затем вынул из кармана коммуникатор.
— Девятнадцатый участок! — бухнуло с высоты.
— Ван, сообщи своим дежурным — пусть закроются в вагончике, — сказал Леонид рифлёной коробке. В коммуникаторе затрещало, заулюлюкало, затем спокойно отозвалось: — Уже, начальника.
Хариш отряхнул жилет, поправил падающий на глаза цветастый хвост чалмы.
— Хочешь прогуляться перед сном, капитан? — спросил он.
— Зачем? Парни у Вана хорошо выдрессированы, на рожон не полезут. А наши драндулеты слишком ажурны, и в щели могут набиться не только сквозняки. К тому же, я не склонен мечтать, что шапка с кокардой сделала мое мясо невкусным для песчаных волков.

Collapse )